Am I not blessed with my audience!

За 22 года, что с моей нелегкой руки в Большом НЙ распустило метастазы по-звоноч-ное радио, в местной русской диаспоре появилось несколько счастливых людей. Они очень радиоактивны, но не сточки зрения счетчика Гейгера, нет, просто они любят звонить на «свое» радио. Было время, я их отваживал, но времена меняются. Нынче радиоактивных салом не корми, дай посудачить о Трампе, Путине или Израиле. Второго они ругают, первого боготворят, а за третий переживают. Их утру нельзя не завидовать: на кухнях пахнет свежерастворенным кофе, на столах лоснятся кружочки колбасы, скоро подъедет автобус, который отвезет их в ясли для пенсионеров, где ждет обильное угощение и развлечения. Выпить берут с собой, заводят романы с сексом. О таком коммунизме не мог и помышлять обреченный на одиночество в старости Никита Хрущев. В то время как я подымаюсь в 4 утра, чтобы прочесть The NY Times, Post, Daily News, New Yorker, и BBC (иначе западло садиться к микрофону), радиоактивные слушатели всегда готовы выступить в эфире. Мой любимец – Мокий Парфеныч. Нет, это не имя, а сценический псевдоним, он их меняет для разнообразия образа. Раз в неделю, как штык, Парфеныч ходит в Карнеги Холл слушать серьезную музыку. Не прочел ни одной книги за три с чем-то десятка лет в иммиграции. И очень гордится происхождением - чистокровный еврей. Редкий день, когда Парфеныч не звонит, чтобы напомнить слушателям о своем непорочном зачатии. У Парфеныча есть враг – тоже радиослушатель. Олег родом из Кишинева, где в школе его колотили на переменах за врожденную картавость и местечковый говор (дома говорили на идиш). В 9-летнем его возрасте семья уехала в Израиль, где картавили все, Олег вырос, не испытывая унижений за происхождение, пошел в армию, проливал кровь-свою и чужую-заслужив боевые награды. Теперь живет в Бруклине. Звоня на радио, говорит на том же русском, с которым покинул родину. Послушать его, так чистый шмак, но для меня Олег герой нашего времени. Мокий Парфеныч тоже герой, но не времени, а того абсурда, который делает неподражаемым русское радио НЙ. Когда Дональд и Биби объявили о сделке века, я предложил аудитории поиграть в палестинцев. Ведь играли же они в детстве в «наших» и «немцев». Лично я в детском саду предпочитал игру в «дочки и матери» - случайно сложилось: как-то, когда все роли были уже распределены, мне досталось играть собаку, на которой верхом ездили поочередно дочки да матери, и помню то непонятное волнение, когда о загривок терлись промежностью подруги детства мои. Роль палестинца не устроила никого из звонивших, а Мокий Парфеныч даже заявил, что такую игру мог предложить только враг Израиля. О подобной свободе слова нельзя было мечтать в советские времена. Конечно, Парфеныча сия мысль бы не озарила, не знай он, что у меня мама русская, а он знал, я ведь тоже пользуюсь свободой слова. Полукровка я. А вот Олег тех же кровей, что и Парфеныч, т.е. вполне породистый, но Парфеныч Олега любит, как закупоренная бутылка штопор, так что если тема не про Трампа, Путина или Израиль, то Парфеныч непременно предложит всем народом высмеять местечковый говор Олега, за который тому испортили детство юдофобы. Am I not blessed with my audience? God bless America!

Архив блогов

Если Вы хотите высказать свое мнение,
пожалуйста, авторизируйтесь на сайте


Комментарии


Alex37 О радиоктивных 02/19/2020 14:03
Мы приехали в середине 1991 и слушаем вас сначала. Восхищались вашим умением провоцировать. Звонящие к вам , в основном на пособии и имеют все возможное и невозможное(садики, обувь, очки, машины на базар,и т.д). Но активно голосуют за республиканцев и обожают Трампа. Убедить их, что благополучие зависит от демократов, невозможно. А еще любят Путина. Им не нужен английский. Слушают 1ю программу России и Девидзон Радио. Очень агрессивны в своей любви. Ваши провокаии, в основном, не понимают.


Архив блогов

Copyright © 2011, Seva Kaplan. All rights reserved.
Powered by Edward Web Design Company (New York)