The Immigrant's Song

 

БЛОГ СЕВЫ КАПЛАНА

Эмигрантская история

(автор, отзовись!)

 

  Нелегки в эмиграции наши пути, Но с этого поезда уже не сойти, Что остается… На судьбу не пенять,  Не сожалеть и себя не терять.

 

            Мы в стране три месяца. Вот уже две недели я занят доходным делом, не имеющим ничего общего с моей профессией. В этой стране неважно, что делать; важно вообще что-то делать. И как. Спесь и комплекс величия надо оставлять на родине, в урне.

            Мой English выше нулевого, но оказалось, в NY-е не говорят по-Бонку.

            …Начало декабря, 10:30pm, выбегаю из подъезда. До конечной 6го три минуты. Проливной дождь, мечущийся ветер, океан сердито грохочет. Кепи моментально уносится в тьму, спасибо, не прихватив скальп.

            Кепи, однако, еще в lobby следовало натянуть на уши, по-отечески выговариваю я себе..

            На перекрестке жду walk signal. Промок до костей, топчусь на месте, sneekers-ы по-собачьи чавкают. Перебегая дорогу, нехорошо ерничаю: похоже, Боги истекают.

            Не надо бы так о небожителях, может аукнуться.

            В эмиграции курс шутки одна за десять доэмигрантских.

            Прижавшись к стене, в одиночестве жду шестерку. А вот и она. Обычно, водитель уходит на пару минут в office, сегодня он отдыхает на рабочем месте. Я слился со стеной, поэтому дверь не открывается. Прочитываю бегущую строку на автобусе. Ave, Street-ы; номера рейса нет. Всегда есть, сегодня его нет..

            Не покидая пост, вытягиваю из плеч голову и боковым прочитываю строку на frontdisplay. Ave, Street-ы; номера рейса нет.

            Легкое беспокойство переходит в нервное возбуждение. Что делать? Осенило, - не дурак же! - забегаю автобусу в тыл. Экран мертв… Избежать общения с водителем не удастся.

            Деликатно стучу в дверь: knock-knock… Створки расходятся. Wow, - кого я вижу! С детства знакомый, орошенный слезами жалости, дядюшка Том. Помолодевший, упитанный… Но обитает теперь в кабинке, а не в cabin.

            Скуз ми, секс бас? В то время я экономил на всем, в том числе на Excuse.

            Человек-гора, король на троне, берет короткий timeout и задумчиво глядя в пасмурную даль, очень спокойно, цедит - No…

            Почему No?.. Что значит, No?..

            Слушай, это конечная 6го, не будь идиотом, невежливо успокаивает меня одно полушарие.

            Я знаю, но…

            Что – но? Если знаешь, какого черта спрашиваешь? Зануда, издевается второе полушарие.

            Паникую. Подвело произношение? Репетирую, все правильно. Цифру, цифру надо четче, выразительней. Главное, цифра, остальное формальность.

            Максимально подобострастно, вибрируя голосом, и сложив губы словно посылая воздушный чмок, отправляю запрос: скуз ми, СЕКС бас? Акцент на цифру, только на цифру. Теперь-то уж он понял!

            Тишина. Это уже не timeout, это пауза, как в «Театре» у Моэма. Жду.

            Но где же голос?.. Оглох он, что ли… Повторить вопрос? Нет, ночная смена, он устал…

            Голова величественно поворачивается, глаза два обжигающих лазера. Звука еще нет, но уже виден большой огнедышащий рот, пугающий хищным оскалом фосфоресцирующих зубов. Но где же звук?.. О, вот он: No-o-u-u… Лучше б его не было.

            Вы слышали «Letmypeoplego» П.Робсона? Так вот, его самая низкая нота дискант, в сравнении с грозным, как рык разъяренного льва, протяжным No-o-u-u…

            Отскакиваю от двери, створки сходятся. Я сник… Чем я ему не угодил? Эту фразу я шлифовал тысячу раз…

                       …Что ж, дорогу я знаю, дойду. Тем более, не по пустыне и не 40 лет идти. И солнце не жжет, голову не придется накрывать постной лепешкой. И, главное, поводырь не нужен.

            Дождь ослабел, но ветер не унимается, копошится в кронах, в волосах, которыми я уже стал дорожить. Улица полна какафонией звуков и оживших Houlluwin-ских уродов.

            Шелест покрышек, как шипение змей в огромном террариуме; скрежеща спицами, носятся раскоряченные зонты spider-ы. Банки из-под содовой кувыркаются, звеня ксилофоном; вздувшиеся salebag-и лопаются петардами, в ногах путаются ветки деревьев.

Погода, вспоминаю я русскую классику, соответствует душевному состоянию героя. Хорош герой…

            Благополучно прошел одну остановку. Нормально. Сэкономлю token, тоже money!..

            Догоняет урчание двигателя. Едет… Дважды звучит horn, автобус останавливается в метре от тротуара. Створки дверей расходятся, водитель жестом подзывает меня.

            Дошло до него… Злорадно предвидя извинения, не спеша двигаюсь к автобусу. Рука торопит, - давай, давай… Кстати, на экране видна шестерка. Где были мои глаза…

            …

            Едем. Извинения, конечно, отменяются. Надо быть двойным идиотом, чтоб ждать от него извинение.

            Сложившись пополам, неприлично долго копаюсь в кармане, выковыривая прилипший к мокрой штанине token.

Вспомнил, по совету опытных пришельцев, я сделал из hardpaper несколько ID. Имя, адрес, телефон. Они хранятся в непромокаемом пакете. На остановке, с непременным скуз ми, протягиваю водителю. Отвернув руку назад, не глядя, берет карточку, подносит к приборной панели, кивает. OK и мы едем.

            Терпеть не могу этот ихний ОК.

            Через несколько остановок я выйду. Thankyou он от меня не дождется.

            Прессаю tape, стою перед whiteline, как на линии старта. Не наступить бы, еще психанет, - No-o-u-u…

            Из динамика вырывается оглушительный бас. Я не слушаю, пусть внимают те, кому ехать дальше, но слух фиксирует: No, passenger, sorry. Меня это уже не касается. Контролирую «stoprequested». Порядок, не придерется. Все предусмотрено!

            …Автобус круто поворачивает налево. Почему?.. Он должен ехать прямо, только прямо; straight, straight, черт возьми…

            Наступаю на whiteline, - скуз ми… Автобус резко оседает, инерция, стерва, насаживает меня животом на край кассового аппарата.

            Дверь открывается, водитель поворачивается всем корпусом, протягивает мое ID и заботливо интересуется: areyou ОК? Издевается… Какой ОК, я врезался в ребро кассы… ОК… Хочу взять карточку, рука взлетает: Viktorwitha «К»?.. Я слышу только Виктор и ткнув себя пальцем в живот, подтверждаю, - Виктор, да, да, Виктор… Спохватываюсь, yes, yes, Viktor! Почему он спросил?.. За проезд я заплатил, он же видел… Что у него на уме?..

            Огромная, как рычаг семафора рука опускается, я хватаю мое ID и выметаюсь из автобуса. Где б я ни был, хуже не будет…

            …Передо мной приоткрытая калитка porch-а, вечнозеленый куст bearberry, сбитые ступеньки. Над дверью ажурный фонарь времен goodoldtime; под ним знакомый номер…

            С ума сойти… Мистика… То, что я вижу, не укладывается в сознание; кровь волнами бьется в висках…

            Я поворачиваюсь к открытой двери автобуса. Водитель всматривается в меня, будто спрашивая - areyou ОК?..

            Спазмы сжимают горло, я выдавливаю из него глухое мычание и растерянно развожу руки.

            Сквозь тонированные окна видны размытые силуэты нескольких пассажиров. Они двигаются, как в ритуальном танце; явственно слышен плеск ладоней. Я вспомнил: sorry… passenger…

            Водитель извинялся, решив доставить к дому неадекватного пассажира…

            Несмотря на поздний час, никто не возмутился. Они стоя аплодировали водителю!.. Поразительно…

            Молитвенно прижав к груди скрещенные руки, нелепо кланяюсь: thankyou, thankyou, спасибо, thankyou… И это было все, что я мог сказать в эту минуту.

            Запрокинув голову, содрогаясь могучими плечами, молодой дядюшка Том хохочет. Великолепный жаркий этнический рот, окантованный безупречной формы губами, излучает жемчужный блеск, «бэлки от глаз» два светлых луча в темени ночи. Он доволен, он смеется, он хохочет…

            Вы слышали «Sleepmybaby» П.Робсона? Бархатный, услаждающий слух и душу, проникновенный голос. Так смеялся водитель автобуса.

            Он взмахнул своей лапищей, повернулся к рулю и провозгласил замечательное, оптимистическое американское ОК. Створки дверей сошлись, двигатель взял низкую, в унисон голосу водителя, ноту и автобус уехал, оставив за собой сизое облачко.

            Вскоре оно растворилось в густой влаге, исчезнув, как автобус за поворотом, и можно было подумать, что все случившееся в этот поздний вечер, удивительный, сказочный сон…

            Я стою взволнованный и потрясенный. Ветер выдохся, редкие капли дождя охлаждают разгоряченную голову. Холодные струйки омывают затуманенные глаза и, стекая по щекам, остаются на губах.

            Я слизываю их и с горечью думаю: ну, почему, почему в этой хваленной Америке все неправильно, все не так, как у нас?.. Почему в льющихся с небес струях воды так много соли?.. Почему?..

Архив блогов

Если Вы хотите высказать свое мнение,
пожалуйста, авторизируйтесь на сайте


Комментарии



Архив блогов

Copyright © 2011, Seva Kaplan. All rights reserved.
Powered by Edward Web Design Company (New York)